+38 (095) 515-31-76 / +38 (044) 575-65-77

Польской Николай

Польской  Николай

Николай Николаевич Польской, что и говорить, был человек занятой. Если к нему приходил за советом сотрудник, он, бывало, подняв глаза от неисчислимых бумаг, говорил: «Извини, сейчас мои мысли работают в другом направлении. Давай через час». Это означало одно: спустя час он обязательно поможет разобраться в сложной ситуации.

Николай Николаевич был из тех людей, что почти не запоминают и не рассказывают анекдотов. Но он часто разряжал напряженность своей работы остроумной шуткой, а в импровизированных компаниях любой балагур уходил в тень, покоренный неторопливыми, будоражащими сердце и мысли диалогами с ним.

Когда Николай Николаевич по делам службы приезжал в колонию, заключенные выстраивались к нему на прием в очередь. Не все знали Польского лично, но были наслышаны о справедливом начальнике. Если не находилось о чем пожаловаться — кому ж неохота было просто потолковать с умным человеком о том, «как там, на воле».

Полковник милиции Николай Николаевич Польской был начальником областного управления уголовного розыска. Более двадцати лет — с 1963 по 1985-й — он посвятил службе в этой должности. Его работа была для него и увлечением, и смыслом жизни.

Служба в органах — дело фамильное для мужчин в роду Польских. Сыщиком от Бога был отец Н.Н. Польского — Николай Александрович. География его деятельности — Николаев, Херсон, Одесса.

В 20-е годы Н.А. Польской служил заместителем начальника уголовного розыска сначала в Одессе, Харькове, а затем и в новой столице Украины — Киеве. Заочно окончил юрфак, но в 1936 году по определенным причинам оставил любимую работу…

Тяга к книгам, к знаниям у Польских тоже была чертой фамильной. Смело можно сказать — Николай Польской-младший как криминалист формировался с младых лет под влиянием образа жизни отца и за чтением его библиотеки, где имелось полное собрание сочинений Кони.

В 1955 году, когда Н.Н. Польской заканчивал учебу на юридическом факультете Киевского госуниверситета, в вуз приехали «вербовщики» из других городов: в правоохранительных органах не хватало людей с образованием.

Николай Николаевич стремился к оперативной работе — несомненно опасной, но живой и увлекательной, творческой. И с радостью дал согласие поехать, как тогда говорили, «на Донбасс».

Что касается уровня криминогенности, в то время наш Луганск был истинным «сыном» Одессы и Ростова. Шахты требовали много, очень много рабочих рук, и наряду с молодыми энтузиастами в наших краях оседали те, кто выходил из мест заключения после амнистий.

Еще одна отличительная черта местности — большая миграция. Естественно, характер преступлений несколько отличался от сегодняшней картины. Бичом было карманничество, но были и более жестокие правонарушения.

Вот выдержка из заметки в «Луганской правде» за 1961 год «…На протяжении нескольких лет Н.Н. Польской успешно работает по разоблачению воров, бандитов и других преступников. Это он разоблачил грабителей, которые в прошлом году напали на работников бухгалтерии краснодонского жилищного управления №2 и смертельно ранили бухгалтера тов. Помазкова. Он же разоблачил насильника и убийцу — некоего Роговского, который совершил тягчайшее преступление в поселке Штергрес Краснолучского района… За активное участие в охране общественного порядка, в борьбе с уголовной преступностью старший лейтенант милиции, замначальника уголовного розыска управления внутренних дел Луганского облисполкома Николай Николаевич Польской награжден медалью «За отличную службу по охране общественного порядка».

Знание психологии преступного мира, умение просчитать и предвидеть — этими качествами в полной мере обладал мастер сыскного дела Николай Польской.

В первой половине 60-х годов в нашей области орудовал маньяк, преследовавший женщин, на счету которого было уже 8 жертв. Задержал преступника участковый. Но составил его психологический портрет, вычислил возможные места и время появления (разумеется, не без помощников) Н.Н. Польской.

Был еще случай: убийство в Каменном Броде солдата-постового и похищение автомата. Месяц бились над этим преступлением сотрудники ОВД города. Подключился для помощи коллегам вернувшийся из отпуска Николай Польской и, изучив данные, выдал информацию: преступники неопытны, их двое, это молодые люди, испытывающие материальные затруднения. Они готовят еще одно преступление. Сослуживцы удивились этому феномену: спустя непродолжительное время в Алчевске было совершено нападение на сберкассу, где и «вышел на сцену» похищенный автомат. И все остальное сошлось тоже.

В этой операции по задержанию преступников не обошлось без перестрелки. Следует заметить: до появления в середине 90-х годов четкого Закона «О милиции» работники органов руководствовались внутренними приказами и инструкциями как раз больше запретительного, чем разрешающего характера. Выстрелы, так сказать, строго регламентировались.

Н.Н. Польской брал на себя ответственность и разрабатывал операции так, чтобы добиться результата (с оглядкой на предписание), по возможности без применения оружия и без потерь в рядах личного состава (ведь в отличие от милиционеров, преступники могли стрелять, сколько им заблагорассудится). На самые опасные и ответственные дела Польской и его заместитель выезжали вместе с группой захвата.

Служба уголовного розыска — отдел при областном управлении внутренних дел — во время руководства Н.Н. Польского была преобразована Министерством юстиции в отдельную структуру и насчитывала 300 человек. Угрозыск Луганской области знали и ценили не только в республике, но и в Союзе.

Рабочий день Николая Николаевича начинался в 9 утра — и хорошо, если заканчивался в 9 вечера…

Сколько надо было иметь энергии и работоспособности, чтобы, живя в режиме спрессованного времени, регулярно заниматься правовым всеобучем, публиковаться в прессе! Известно ведь — здоровье общества, как и здоровье отдельного человека, зависит и от профилактической работы. Это определяло темы статей: «Климат рабочего поселка» («Луганская правда»), «Трудные проблемы трудных ребят» («Советский спорт»)… О самом авторе этих и других корреспонденций писала «Литературная газета».

Мало того, Николай Николаевич стал создателем первого в бывшем Советском Союзе (по нашему региону) словаря-сборника жаргонных выражений и слов. Отличное пособие для школы повышения оперативного мастерства! Придумал эту школу (новую для области и республики школу обучения) и руководил ею полковник Польской. Учились и на лучшем опыте, и на ошибках. Проводили ролевые игры. Эта система обучения нравилась всем, и в зал в часы занятий с удовольствием приходили даже отнюдь не новички…

У Николая Николаевича Польского много достойных последователей. Его ученики становились на «крыло», продвигались по служебной лестнице. Камнем же преткновения в семье Польского стало то, что он был человек непростого сословия — потомственный дворянин. Его прадед, герой Крымской кампании, был награжден Георгиевским крестом и пожалован во дворянство. Вот где глубинные истоки порядочности, высокой внутренней культуры Н.Н. Польского. Вот что, между прочим, и было причиной ухода из органов его отца, в молодости окончившего привилегированный полтавский кадетский корпус. Таким образом Николай Александрович Польской спасал себя и семью от репрессий.

К слову, родственники матери Н.Н. Польского — Феномены Иогановны — в войну были вывезены, как и другие немцы, в Казахстан и, находясь там в жесточайших условиях, один за другим умерли. Таковы они, парадоксы нашего изменчивого общества…

Николай Польской любил жизнь и любил людей. Не любил и не умел он разве что ходить по врачам. И тяжелая болезнь настигла его на взлете, на 54-м году жизни — 13 ноября 1985 года.

Решением сессии Луганского городского совета от 3 июня 1999 года имя полковника милиции Николая Николаевича Польского, заслуженного работника МВД СССР, кавалера орденов Трудового Красного Знамени и многих медалей, присвоено одной из улиц  Луганск — бывшей 10-й Линии. На факультете криминальной милиции ЛУВД для отличников учебы установлена персональная стипендия имени Польского.…

Досадно, что многое остается «за кадром» повествования. Это и слова благодарности молодых (в прошлом) сотрудников, которых Николай Николаевич брал под свою опеку в то время, когда им грозило наказание за слишком горячие головы. Это и рассказ шофера о том, как его «шеф» на выездах всегда заказывал номер в гостинице на двоих: водитель, считал Николай Николаевич, должен отдыхать не в машине, а в человеческих условиях. Это и письмо-исповедь бывшего заключенного, которому начальник помог адаптироваться в новой жизни.

Много и охотно рассказывали люди о Николае Николаевиче Польском. А главное — так свежо, как будто и не существовало для памяти этих многих лет необратимой разлуки…

Источник