+38 (095) 515-31-76 / +38 (044) 575-65-77

Титов Владислав

Титов Владислав

10 ноября 2014 года исполнилось 80 лет со дня рождения писателя Владислава Андреевича Титова. В 1987 году он ушел из жизни, и сейчас эту дату родственники, близкие, друзья и знакомые отмечают без писателя. Луганчане еще помнят, с каким упоением они читали его первую повесть, с каким нетерпением ждали выхода в свет его последующих произведений, как добивались встречи с ним. Память о писателе передается из поколения в поколение. А народная мудрость не зря гласит, что человек жив до тех пор, пока жива память о нем. 

Владислав Титов родился 10 ноября 1934 года в крестьянской семье в деревне Калиновка Липецкой области. В семье Титовых было десять детей. Слава - старший. В 1953 году он поступил в Луганский горный техникум. Затем была армия. Женитьба на девушке Рите, с которой познакомился в Луганске за месяц до призыва в армию и переписывался.

Вскоре молодая семья уехала на шахту «Северная» в Донецкую область. Титов проработал там всего лишь год. Спустившись 14 апреля 1960 года под землю, Владислав и не предполагал, что этот день полностью изменит его судьбу. Груженная углем вагонетка сорвалась с рельсов и, ударив в электрокабель высокого напряжения, пробила его, - описывал Владислав Титов реальную ситуацию, произошедшую с ним, в повести «Всем смертям назло». - Короткое замыкание. Огонь приближается по кабелю к трансформатору. Сейчас будет взрыв, и в шахте может погибнуть много людей. Сергей Петров (герой, прототипом которого стал автор) решает: «Отключить!» Он срывается с места, бежит к камере и резко отбрасывает ручку влево, до щелчка, но… «Но корпус ячейки оказался под напряжением! Тугие корявые нити, пронзившие стрелами тело, упруго дрожа, с хрустом скручиваются в спирали и ввинчиваются в руки, в голову, в ноги. Спиралей мириады, они в каждой клетке тела. Вытягиваются и снова скручиваются, ввинчиваются и дрожат. Тянут к трансформатору. Там смерть. Мгновенная. В пепел… Его нашли проходчики. Он лежал на кабеле метрах в десяти от трансформаторной камеры, тихо стонал и просил пить. Глаза Сергея были широко раскрыты и удивленно смотрели вверх. На правой ноге горел резиновый сапог… »

Горняки вынесли неподвижное, обезображенное огнем тело. Они считали Владислава мертвым. Обычно шесть тысяч вольт мгновенно сжигают человека.

Сперва в поселковой, а затем в областной больнице врачи боролись за его жизнь. Владислав перенес десять операций. Жизнь спасли, но руки пришлось ампутировать…

Для молодого человека это оказалось трагедией. Он признался, что даже хотел покончить с собой. Но позже понял: надо стиснуть зубы и жить. Единственным звеном, связывающим Титова с миром, стали книги, журналы и музыка - песни Владимира Высоцкого. Когда знаменитый бард приехал с концертом в Ворошиловград, Титов, вручая ему свою книгу, признался: «Ваши песни помогли мне выжить… »

Все это время рядом с ним был верный, любящий и мужественный человек - его жена Рита. Владислав Андреевич вспоминал: «Я бы, конечно, погиб, если б рядом не было Риты. Гнали ее из больницы - она не уходила. Спала здесь же, рядом со мною - на скамейке, а порой и просто на полу. Она всегда была рядом. Одним словом, Рита спасла меня». А ведь они были еще совсем молоды: ей - 21, ему - 25 лет.

«Был Славка Титов здоровяком, спортсменом, - писал Владислав Андреевич. - И вот это уже в прошлом. Стал я после катастрофы инвалидом первой группы. Временами я с острой завистью глядел на иных парней, как я ныне говорю, с полным комплектом рук и ног… А среди них попадались и бездельники, и пьяницы. Вот тогда, быть может, впервые, я и ощутил острую потребность громко сказать: какое это счастье для человека - утром идти на работу, а после смены возвратиться домой, в семью, к друзьям».

Среди друзей Владислав слыл неплохим рассказчиком. Но как писать, когда нечем держать перо, карандаш или стучать по клавишам машинки? Попробовал взять карандаш… в зубы и писать движением головы. И получилось! Для этого купил тетрадь в косую линейку. Сначала выводил палочки, крючочки на полстраницы, потом все мельче, далее - буквы, пока не научился писать разборчиво и довольно быстро. Ему было куда труднее, чем первокласснику, ведь, низко наклоняясь над листом бумаги, он не мог даже четко увидеть то, что пишет. Приходилось тренировать память, двигать карандашом вслепую. И все же он писал!

Первую свою повесть - «Всем смертям назло… » - писатель отправлял в разные издательства, но рукопись возвращалась с корректными отказами. В конце 1966 года повесть легла на стол главного редактора журнала «Юность» Бориса Полевого.

Написана она была четко, но каким-то скачущим почерком. Бумага пожелтела, топорщилась по краям, а на титульном листе было несколько штампов журналов и издательств, и это говорило о том, что рукопись уже пространствовала по редакциям и была неоднократно отвергнута. Такое предположение Борис Полевой и высказал работнику, который принес ему рукопись. Полевой прочел рукопись на одном дыхании и наложил на нее резолюцию: «Публиковать повесть такой, какая есть».

После выхода в свет первой повести Владислава Титова «Всем смертям назло...», навсегда завоевавшей умы и сердца людей, ему стали приходить письма. И очень часто люди, не знающие домашнего адреса автора, на конверте писали: «Донбасс, В. Титову» или «Украина, Владиславу Титову». И письма находили адресата. Уже тогда в народном сознании писатель ассоциировался с Донбассом и Украиной. В письмах были приглашения на встречи с читателями. Не каждый писатель получал их в таком количестве. Титов побывал в различных уголках необъятной страны, каким тогда являлся Советский Союз: Ленинград, Казань, Москва и Подмосковье, Горький, Красноярский край, Киев, Харьков, Донецк, Полтава... Ежегодными были поездки на родину, в Липецкую область. И каждый раз он с радостью возвращался домой, в Луганск, на Украину. 

В марте 1981 года Владислава Титова пригласили на торжественное заседание Комитета по Государственным премиям Украинской ССР имени Т.Г. Шевченко в области литературы, журналистики, искусства и архитектуры. Писатель Владислав Андреевич Титов был в числе награжденных. Диплом и почетный знак ему вручил Павло Загребельный, который подчеркнул особый вклад произведений Титова в украинскую культуру.

Писатель Титов был в курсе всех дел, которые происходили в Луганске. Его интересовали проблемы не только культурного строительства в городе, но и вопросы жилья, благоустройства, работа городского пассажирского транспорта, экологические проблемы. Владислав Титов был депутатом городского совета. Горожане избирали писателя своим представителем в местные органы власти три раза подряд. Выступая на сессиях горсовета, он, прежде всего, защищал интересы шахтеров. 

Владислав старался жить полноценной жизнью, даже на даче не мог усидеть без дела. И наравне с женой полол грядки. Правда, для этого он использовал сконструированный для него рабочими Ворошиловградского станкостроительного завода специальный ботинок с прикрепленной к нему тяпкой.

Однажды, когда дочь Татьяна была еще в первом классе, учительница попросила, чтобы папы учеников нарисовали какой-нибудь рисунок, Но иногда дети в своей непосредственности бывают очень жестоки: ребята стали смеяться над Таней и говорить, что все равно ее папа ничего не нарисует -- у него же нет рук.

Когда Таня рассказала это папе, он всю ночь сидел за своим рабочим столом и что-то делал. А утром возле ее учебников лежал рисунок красивого трехмачтового парусника…

Рабочие Ворошиловградского станкостроительного завода сделали Титову специальную машинку и протез с наконечником, чтобы он мог печатать. Но писатель говорил: «Когда я пишу ртом, то чувствую слово».

Возможно, именно благодаря этой прочувствованности его произведения стали настольными для многих людей, попавших в ситуацию, схожую с историей Титова.

В том, что повесть «Всем смертям назло… » спасла ей жизнь,  признается заслуженный художник Украины Екатерина Литовченко, которая уже 35 лет прикована к постели. Свои картины художница создает зажатым в зубах карандашом.

Именно повесть Титова вернула веру в будущее и «Мисс Украина на коляске» луганчанке Елене Рожковой. Врачи, начиная лечение и реабилитацию, рекомендовали ее прочитать. От этой книги исходит такая сила и мощь, что даже самый разуверившийся человек поймет: жизнь не закончена.

В 1987-м Владислав Титов ушел из жизни. Одна из улиц в самом центре Луганска носит имя выдающегося земляка, а на квартале Гаевого, где после аварии на шахте в однокомнатной квартире жила семья Титовых, расположен музей-квартира писателя. В этой квартире писатель создал первую повесть, держа ручку зубами. В мемориальном музее собраны рукописи, книги и журналы из личной библиотеки, фотографии, документы, награды, сувениры, мебель и личные вещи писателя. Заведует музеем Н. Т. Власова. Музей-квартира сохраняет вещи в том порядке, в котором они находились при жизни писателя. При входе висит шахтёрка, в которой Титов спускался под землю. Стены украшены фотографиями хозяев, рисунками для дочери. На столе — документы, письма, которые писал жене и её родителям. В уголке, что служил «рабочим кабинетом», находится кресло писателя, а также подарки, которые дарили ему известные личности. Телефон закреплён на стене, при нём — специальный рычаг, чтобы с его помощью зубами поднимать трубку.